больные "испанкой"

Коронавирус — ерунда. «Испанка» намного страшнее

Полезная ссылка: "Халва" или "Совесть"? Какая карта рассрочки - лучшая в 2020 году

100 лет назад на Земле тоже свирепствовала пандемия. Это была разновидность гриппа под названием «испанка». И нынешний коронавирус на её фоне — просто детская забава.

11 марта 1918 г. Альберт Джичелл, повар американской военной базы Форт Райли (Fort Riley) в штате Канзас, слёг с симптомами, которые сначала, казались, обычной простудой. Джичелл обратился к врачу и был изолирован от сослуживцев. Однако только в течение одного часа несколько других солдат почувствовали те же симптомы и были также помещены в изолятор. Прошло всего пять недель — и уже 1127 солдат в Форт Райли были поражены этой инфекцией, 46 из них умерли. Так началось возможно самое страшное бедствие за всю человеческую историю — эпидемия нового типа гриппа, позже получившего названия «испанка». Максимальные оценки количества погибших от него превышают все эпидемии и войны в истории человечества вместе взятые.

Каждый год вирусы гриппа делают людей больными. Даже обычный грипп может привести к смерти, и более вероятными его жертвами становятся дети или старики. Но в 1918 г. обычный грипп смог видоизмениться во что-то более смертоносное. Генная мутация, произошедшая в вирусе, привела к тому, что иммунная система человека перестала воспринимать его как опасность.

Вследствие технического прогресса (поезда, дирижабли, скоростные корабли) болезнь распространилась очень быстро. Вскоре случаи этого гриппа были отмечены и в других военных лагерях США, а затем и на транспортных судах, перевозивших солдат в Европу. Начиная с середины мая, грипп начал свирепствовать уже среди французских солдат. Ему оставалось только распространиться по всей Европе, заражая сотни тысяч людей почти в каждой стране. Когда грипп неистовствовал в Испании, правительство этой страны публично объявило об эпидемии. Дело в том, что в других странах, вовлечённых в мировую войну, сообщения о массовых заболеваниях не пропускались цензурой, чтобы не уронить боевой дух солдат. Испания же держала нейтралитет и в связи с этим могла себе позволить официальное объявление эпидемии. Так этот грипп получил название «испанка», связанное с тем местом, откуда поступило больше всего информации о заболевших.

Ныне считается, что первый очаг «испанки» возник в США — именно там, скорее всего, произошла мутация вируса, раннее поражавшего только водоплавающую птицу. Есть и другие предположения, например о китайской «родине» этой заразы. Так или иначе, но к концу июля 1918 г. грипп прекратил своё победоносное шествие по планете и утих. Но, как оказалось, надежды были слишком преждевременны — это была лишь первая волна эпидемии.

В то время как первая волна испанского гриппа была чрезвычайно инфекционной, вторая волна оказалась и инфекционной, и чрезвычайно смертельной. В конце августа 1918 г. вторая волна эпидемии ударила по трём портовым городам примерно в одно и то же время (Бостон в США, Брест во Франции и Фритаун в Сьерра-Леоне). За первые 25 недель грипп убил 25 млн человек. Массовое перемещение войск стран-участниц Первой мировой войны привело к ускорению распространения гриппа. В Кейптауне машинист поезда заявил о смерти 6 пассажиров на участке всего в 5 км. В Барселоне ежедневно умирали 1200 человек. В Австралии врач насчитал за один час на одной только улице 26 похоронных процессий. Вымирали целые деревни от Аляски до Южной Африки. «Испанка» не коснулась лишь бразильского острова Маражо в дельте реки Амазонки. Здесь не было зарегистрировано ни единого случая заболевания. В некоторых других странах, наоборот, смертность от вируса гриппа достигла своего пика. Особому риску подвергались жители государств со слабо развитой медициной. Так, например, в Индии меньше чем за год погибли 17 миллионов человек, что составило примерно 5% всего населения. В тот же период в Иране и Самоа умерло 21% и 22% населения.

На некоторых островах Тихого Океана главной причиной смерти был не грипп и его осложнения, а голод: больные и выздоравливающие были столь слабы, что оказались не в состоянии позаботиться о себе и ближних. Из-за гибели взрослых, многие малолетние дети оставались сиротами и умирали от голода. Во многих странах мира было практически полностью парализовано железнодорожное сообщение — описаны ситуации, когда поезда просто останавливались в чистом поле, так как заболевал машинист.

Больницы были переполнены умирающими. Из воспоминаний американской медсестры Джози Браун:

«Морги были упакованы до потолка штабелями трупов. Не было времени лечить больных, мерять температуру, давление. У людей были такие носовые кровотечения, что кровь стреляла по комнате».

Когда перестало хватать мест, медицинские палатки были установлены на лужайках и улицах. Медсестёр и врачей не хватало. Ещё бы, вовсю продолжалась Первая мировая война. Отчаянно нуждаясь в помощи, медицинский персонал набирали из добровольцев.

Известные на тот момент эпидемии гриппа уносили жизни примерно 0,1% заболевших, «испанка» была в 100 раз более смертоносной. Поразительно, что жертвами гриппа становились прежде всего молодые и здоровые люди, а дети и старики, обычно входящие в «группу риска», болели значительно реже и легче (прежде всего, погибали дети в возрасте до 5-ти лет, люди в возрасте 20-40 лет, и старики, находившиеся в возрастной группе 70-74-х лет). Война и сопутствующие ей факторы — плохое питание и гигиена, скученность военных лагерей и лагерей беженцев и пр. — способствовали распространению болезни.

Инфицированные испанским гриппом сильно страдали. В течение нескольких часов после первых симптомов, а именно чрезвычайной усталости, лихорадки и головной боли, кожа пострадавших приобретала синий оттенок (цианоз). Иногда синий цвет был настолько явным, что было трудно определить первоначальный цвет кожи пациента. На более поздних стадиях болезни вирус вызывал внутрилёгочное кровотечение, в результате которого больной кашлял и захлёбывался собственной кровью.

Наиболее вероятно, что основной причиной высокой смертности стала особенность этого штамма вируса, вызывающая гиперцитокинемию, приводившую к быстрому разрушению воспалённых тканей лёгких и заполнению последних жидкостью, что также объясняет молниеносность и крайне высокую летальность заболевания именно среди молодых больных с крепким и развитым иммунитетом. Но что интересно, далеко не всегда у болеющего испанкой были какие-либо симптомы. Зачастую болезнь протекала вообще без всего выше описанного, но по результату всё равно больной умирал от лёгочного кровотечения. Иногда от заражения до наступления смерти проходили только одни сутки.

Третья волна «испанки» прокатилась по миру весной-летом 1919 года, и, собрав свою кровавую жатву, самая страшная пандемия в истории канула в Лету. Вероятнее всего, супервирус сам привёл к исчезновению среды, которая его породила. Эффективные санитарные меры, изоляция больных и вымирание наиболее предрасположенных к испанке возрастных категорий населения привели к повсеместному затуханию эпидемии.

Несмотря на то, что грипп бушевал только два года, он является абсолютным рекордсменом по количеству заражённых и умерших среди всех других болезней. Во всём мире испанкой было заражено примерно 550 миллионов человек, или 29,5 % населения планеты. Статистика гласит, что количество погибших составило почти 42 миллиона человек, то есть 2,8%. Однако в ней не учитывались огромные плотнозаселённые территории многочисленных азиатских и африканских колоний — подсчёт количества жертв там особо не вёлся, а потому приблизительные оценки погибших от пандемии испанки приближается к 100 млн человек или 6% населения Земли.

Грипп не знал расовых, национальных и классовых различий — его жертвами становились представители всех народов, в равной степени богатые и бедные. Среди его жертв — Леонид Капица — российский военный инженер (отец физика Петра Капица), Яков Свердлов — российский революционер; Вера Холодная — любимица зрителей русская киноактриса, играла в немом кино; президент Бразилии Франсиску Родригис Алвис; Гийом Аполлинер — французский поэт; Макс Вебер — известный немецкий социолог. Но большинство заболевших переживали опасный грипп, среди них — король Испании Альфонсо ХIII, Франц Кафка, Эдвард Мунк, Уолт Дисней, Лиля Брик… По иронии судьбы, «нулевой пациент», тот самый Альберт Джичелл, с которого и началась страшнейшая эпидемия, так же благополучно переболел «испанкой» и прожил впоследствии долгую жизнь.

Медицинские знания и возможности человечества за прошедший век вышли на новый уровень. Создание ВОЗ и налаженная моментальная коммуникация между врачами разных стран и континентов помогает быстро распознавать новые очаги эпидемий и быстро их локализовать.

Во второй половине XX и начале XXI века происходили пандемии «азиатского гриппа», «гонконгского гриппа», «русского гриппа», «птичьего гриппа», «свиного гриппа». Ни в одном из этих случаев ситуация и близко не подходила к размаху и смертоносности «испанки». В большинстве случаев процент смертности при гриппах «с названием» не отличается от показателей обычного сезонного гриппа. Так может ли случиться повторение пандемии гриппа, сравнимого с «испанкой»? Конечно, хочется услышать твёрдое «нет», но специалисты-эпидемиологи предпочитают словами не бросаться. Грипп — враг коварный, постоянно мутирующий и преподносящий неприятные сюрпризы.

Вместо эпилога:

«Благодаря естественному отбору мы развили в себе способность к сопротивлению; мы не уступаем ни одной бактерии без упорной борьбы. Заплатив миллионами жизней, человек купил право жить на Земле, и это право принадлежит ему вопреки всем пришельцам. Ибо человек живёт и умирает не напрасно.»
Герберт Уэллс, «Война миров»

Больше полезных новостей - на главной странице блога!